Центр экологической культуры
и информации ГУНБ
Мероприятия центра Версия для печати
Озеро Байкал находится под угрозой экологической катастрофы, и, если не предпринять мер, оно может исчезнуть, как в своё время Аральское море.
Байкал может повторить судьбу Аральского моря, если Монголия не откажется от своих энергетических проектов. Экологи давно говорят о том, что строительство ГЭС на реке Селенге, которая питает Байкал, и двух ее притоках нарушит экосистему реки, и, как следствие, самого озера. Так что эти проекты никак не могут остаться внутренним делом страны. Они вызывают внимание не только в России, но и в мире. Уже удалось убедить Всемирный банк отказаться от финансирования строительства. Россия ищет, что предложить Монголии взамен на отказ от строительства трех ГЭС.
Монголия решила пока повременить со строительством ГЭС на Селенге и ее притоках, поскольку российская сторона согласилась отработать варианты снижения цен на поставляемую Улан-Батору электроэнергию. 60% спроса этой страны на электроэнергию обеспечивают поставки из РФ, около 20% – импорт из Китая. А Селенга, крупнейшая по протяженности (с учетом многочисленных притоков) и глубоководности река Монголии, впадает в Байкал (с территории Южной Бурятии). Потому, собственно, в этой стране больше негде строить крупные ГЭС. Правда, имеется схожий, но менее масштабный ГЭС-проект на пограничной с Китаем реке Халхин-Гол, но в этом районе немало болот и перепадов уровней земной поверхности в отличие от бассейна Селенги. Да и расположен Халхин-Гол в «дальневосточной» Монголии, а не в центре страны, как Селенга. Пока халхин-гольский проект законсервирован.
Монгольские проекты были готовы еще в 2014-м, и, по имеющейся информации, их готовы финансировать некоторые китайские банки. От Селенги – «южноприбайкальской» реки и ее притоков минимум на треть зависит наполняемость Байкала – одного из крупнейших в мире естественных резервуаров пресной воды. Реализация же монгольских проектов грозит ему быстрым заболачиванием, а затем участью теперь уже бывшего Аральского моря.
Байкал – самое глубокое озеро на Земле. Современное значение максимальной его глубины – 1642 м, средняя же глубина преобладающей части акватории – минимум 700 метров (уточнено исследованиями начала 1980-х). А запасы воды в Байкале взаправду гигантские: 23 615,4 куб. км – это почти 20% ( ! ) всех мировых запасов пресной воды (2015 г.). По объёму водных ресурсов Байкал занимает второе место в мире среди озёр, уступая лишь Каспийскому морю, но в нём, в отличие от Байкала, вода на 85% солёная. В Байкале объем воды на 25% больше, чем в совокупности во всех, вместе взятых, пяти великих озёрах Северной Америки (Верхнее, Мичиган, Гурон, Эри, Онтарио) и приатлантическом русле реки Святого Лаврентия (Восточная Канада), соединяющей эти озёра с Атлантикой.
Что же касается свойств байкальской воды, она, без преувеличения, уникальная, в т.ч. по своей прозрачности. В ней чрезвычайно мало растворённых и взвешенных минеральных веществ, столько же органических примесей и переизбыток кислорода. Поэтому Байкал, с учетом примыкающей гидросферы, оказывает решающее влияние на климат и природу всей Восточной Сибири и почти трети территории Дальневосточного федерального округа. Равно как и на природно-климатические условия большей части Монголии и не менее трети территории Северо-Восточного Китая.
В то же время экологическая ситуация на самом Байкале уже не первый год оставляет желать лучшего. Загрязнения с круизных и промысловых судов в сочетании с крупными неочищенными речными и иными стоками в озеро, как и с «регулярными» последствиями лесных пожаров вокруг озера и на его островах изначально угрожают существованию Байкала. Эти и другие факторы, причем многолетнего срока действия, привели и к тому, что прибрежные воды и ряд других участков Байкала всё активнее зарастают водопоглощающими и/или водозаболачиваемыми видами водорослей и других растений.
Многие российские эксперты прогнозируют тяжелые экологические, а следом и социально-экономические последствия для всего этого обширного региона в случае реализации ГЭС-проектов на Селенге. Причем вышеупомянутое – лишь часть этих последствий, досконально, в полном объеме еще не изученных. Уже хорошо, что Монголия недавно согласилась на открытые двухсторонние слушания по экологическим последствиям развития электроэнергетики на Селенге. Конечно, многое зависит от качества самих этих проектов, но уже география данного вопроса требует весьма тесного российско-монгольского взаимодействия по этому вопросу. И в более широком контексте – по вопросам развития энергетики в Монголии.
Но что делать Монголии, которая сейчас не может полностью обеспечивать себя электроэнергией и зависит от поставок (в год страна импортирует до 250 мегаватт)? За последние 30 лет там не построили ни одной новой электростанции, а потребление за это время заметно выросло.
Россия готова увеличить поставки электроэнергии в страну, только бы она не покрывала растущий спрос за счет Байкала. Планируют предложить новые проекты – главное, чтобы строительство ГЭС остановили.
Стремление Монголии к энергонезависимости понятно. Но, как отмечают эксперты, в стране достаточно и других источников энергии. Например, 6 урановых месторождений и как минимум 62 тысячи тонн разведанных запасов. В связи с этим возведение АЭС может стать вполне реальным проектом. Другой альтернативный источник энергии – сама пустыня Гоби. Там можно построить ветро-солнечные станции суммарно более мощные, чем планируемые ГЭС.
Словом, решение найти можно и нужно. Ведь Байкал – это совершенно уникальный водоем, часть не только российского, но и всемирного природного наследия. И это наследие необходимо передать потомкам в надлежащем виде.
По материалам экологического портала «»Экодело»
Вверх