Центр экологической культуры
и информации ГУНБ
Мероприятия центра Версия для печати
Добыча и разведка россыпного золота в руслах и поймах рек является одним из самых экологически опасных видов горнодобывающей деятельности.
Результатом этой деятельности является не только то, что коренным образом на значительных площадях изменяется ландшафт речных долин, происходит загрязнение поверхностных вод, но нередко и гибнут люди. Потому во многих странах мира этот бизнес запрещен, но не в России. Сейчас это одна из наиболее острых экологических проблем, распространенная на большей части территории Российской Федерации.
В связи с трагедией в Красноярском крае, высказались и готовят свои предложения представители общественных экологических организаций. Ранее они уже предупреждали неоднократно о негативных последствиях добычи россыпного золота и неудовлетворительном контроле за деятельностью старателей. По словам руководителя общественной организации «Плотина» и российского координатора международной экологической коалиции «Реки без границ» Александра Колотова, случившуюся в Щетинкино трагедию в определенном смысле можно назвать закономерной, предсказуемой. О том, что на участках, где работают мелкие золотодобывающие артели, есть множество нарушений, известно давно, общественники и специалисты об этом не раз предупреждали. Но должной реакции не последовало. Людей очень жаль. Но подобное происходит именно потому, что участки работ находятся далеко от надзорных и контролирующих органов, и просто закрываются глаза на их производственную и экологическую безопасность. В итоге мы имеем то, что имеем, – прокомментировал Александр Колотов. – Я просто напомню, что экологическая коалиция «Реки без границ» в последние годы вела спутниковый мониторинг нарушений при добыче россыпного золота. Но этим летом мы мониторингом не занимались, потому что поняли неэффективность такой работы: краевое управление Росприроднадзора за полевые сезоны 2016–2018 годов по нашим обращениям не выезжало ни разу. Поэтому мы решили направить ресурсы на другие регионы, где специалисты надзорных органов по нашим обращениям выезжают, проверяют, штрафуют. А у нас золотодобытчики оказались в «привилегированном положении". Бесконтрольность привела к тому, что они почувствовали свою безнаказанность. Если раньше они хотя бы знали, что над ними висит спутник, который фиксирует все производственные и экологические нарушения, то сейчас и этого нет.
Между тем, по словам Александра Колотова, нарушения со стороны золотодобытчиков в Красноярском крае, в том числе в его южных районах, носят фактически массовый характер.
– В 2018 году в Курагинском районе, где сейчас произошла трагедия, наш мониторинг выявил 4 факта загрязнения водных объектов: один на реке Чибижек и три на ручье Джетка, притоке Сисима, а также и другие нарушения при работе старателей. На «стыке» Курагинского и Балахтинского районов, на реке Сисим, обнаружено шесть участков, где золотодобытчики работают с явными нарушениями. .Золотодобытчики из тех районов уходить не собираются – наоборот, открывают всё новые участки.
– Всю последнюю неделю жители Каратузского района, села Таяты, отправляли мне информацию о том, что у них в верховьях реки Казыр собираются мыть золото – уже начались работы с привлечением тяжелой техники, вырубается лес, а люди рискуют остаться без питьевой воды. Жители села Таяты приезжали в Красноярск, ходили с этой своей проблемой по разным инстанциям, но, насколько знаю, так ничего и не решили, – говорит Александр Колотов. – Не знаю, допустимо ли сейчас так говорить, но не отпускает мысль, что произошедшая трагедия – в каком-то смысле плата за безответственные действия людей.
Общественные экологические организации ни раз и не два отмечали, что добыча россыпного золота в принципе устаревший способ, не имеющий будущего, что вред от добычи россыпного золота намного превышает выгоды. Со временем ущерб только нарастает, так как содержание металла в месторождении падает, приходится больше копать и строить супердамбы, муть от которых идет на тысячи километров. На работу в расплодившиеся артели берут кого не попадя, проекты делают неизвестные организации и они не соблюдаются. Рекультивация не выполняется и по сути невозможна до уровня делающего объект безопасным - это крупнейший источник накопленного экологического ущерба. Проконтролировать выполнение законов и ввести эту добычу в цивилизованное русло в наших реалиях практически не реально.
Меж тем вместо улучшение экономических и экологических показателей рудной добычи и стимулирование перехода в нее инвестиций идущих на россыпи, государство допускает распродажу крупных золоторудных активов иностранным инвесторам, интересы которых могут и не совпадать с отечественными нуждами. Последними примерами было спецсоглашение по продаже ключевского месторождения китайско-индийскому инвестору, а также переговоры о продаже 100% крупной золотодобывающей компании «Высочайший» китайской Фосун через подставную фирму «Майский лист".
Экологические организации считают необходимым:
- Повсеместно проверить россыпные компании и отозвать лицензии у всех имеющих нарушения в области экологии и безопасности ГТС.
- Проанализировать систему контроля и определить сколько участков в год может эффективно контролировать Росприроднадзор и силовые ведомствами пресекающие незаконный оборот золота. Официально признать материалы дистанционного зондирования Земли основанием для взысканий и отзыва лицензий.
- Ужесточить контроль за и ограничить систему выставления участков на аукционы, проводить экспертизу предлагаемых к освоению месторождений с проведением общественных слушаний в регионе ДО их выставления на аукцион.
- С учетом социально-экологических ущербов (включая штрафы за уничтожение флоры и фауны и реальную цену ликвидации накопленного экологического ущерба) определить критерии к отнесению месторождений в «фонд будущих поколений". Прекратить выделение участков в и непосредсвенно выше населенных пунктов.
- Прекратить выделение участков для добычи россыпного золота на водотоках еще не затронутых разработками, в целях сохранения здоровых речных экосистем.
- Рекомендовать банкам РФ пересмотреть условия инвестирования горнорудных компаний и включить в критерии оценки инвестиций показатели экологического риска.
Сайт «Сибирь. Реалии»
Вверх